МНЕНИЕ

«Кино в интернете — это конь на лодке». Интервью с режиссером Арсением Гончуковым
11/01/2018

«Район тьмы. Хроники повседневного зла» — один из первых российских веб-сериалов и по сей день самый успешный. Снятый без государственной, да и вообще какой-либо существенной финансовой поддержки, в прямом смысле на голом энтузиазме команды, за два года существования проект набрал более двух миллионов просмотров в YouTube. Мы поговорили с создателем «Района тьмы», режиссером Арсением Гончуковым о том, зачем он променял авторское кино на жанровый веб-сериал, нужна ли интернет-фильмам поддержка государства, большого кинематографа и телевидения и почему большая часть зрителей «Района тьмы» — мужчины.

В конце октября ваш веб-сериал «Район тьмы» показали на большом экране, в кинотеатре «Октябрь». Зачем это было нужно и как все прошло? 

Это событие для нас. С одной стороны — приключение, потому что наше кино, которое мы очень долго и качественно делали, показали в кинотеатре, на большом экране, в хорошем зале, потому что мы изначально делали сериал высокого кинематографического качества. С другой — здорово, что все серии подряд были, так как это создает немного иной эффект. Все люди по-разному сериалы смотрят, кто-то — по выходу нового эпизода, а кто-то ждет выхода всего сезона. Наш сериал так смотреть очень трудно, пришлось бы ждать два года, режим выхода серии — раз в месяц, иногда чаще, иногда реже, так что это все-таки подталкивает к тому, чтобы смотреть по одной серии. И тем интереснее увидеть все серии вместе. Это рождает мощный эффект, когда человек смотрит разом столько тяжелого контента, причем видит все параллели, все кросс-сюжеты.

Обычно для кинематографистов, особенно для молодых, для дебютантов, показ в кинотеатре — это прорыв, определенная веха, знаковое событие. Для меня этот показ чем-то таким не стал, потому что, во-первых, у меня было много премьер, в том числе, фестивальных премьер, а, во-вторых, это все-таки веб-сериал. И я никогда не забываю, что мы его делали сознательно для интернета, это основная площадка. А то, что показали в кинотеатре, — это приятный бонус. Я, конечно, не ожидал аншлагов, не ожидал, что это станет каким-то резонансным событием, потому что контент уже два года лежит в интернете, он получил уже свой, так сказать, хайп в сети, так что это был вторичный показ. И я не делал и не старался делать какой-то прокат, хотя «Район тьмы» показывали в кинотеатрах в Омске и в Екатеринбурге — это приятно и здорово, что веб-сериал показывают на большом экране, хотя мы это рассматривали как «прокат для друзей». Но люди пришли, был зал на 250 мест, и человек 200 было, несмотря на то, что это была ночь, и вход был платный. 

Смотрите все серии "Района тьмы" >>

Как появилась идея веб-сериала – и почему именно такой формат? Что сподвигло человека из кино уйти в интернет?

Было несколько причин поменять формат — и личные, и продюсерские. С одной стороны, мне просто надоело то, чем я занимался — четыре полнометражных фильма, разных по качеству и по резонансу, но тем не менее объездивших в общей сложности несколько десятков российских и зарубежных фестивалей и собравших множество наград. Не то, чтобы мне стало скучно, просто для меня эта история исчерпала себя. Все это здорово — публикации, награды, даже денежные призы, внимание. Но я, наверное, из этого уже вырос. С другой стороны, я понял, что подобный формат существования кино является сомнительным. 

К сожалению, у нас абсолютно не работает схема, по которой, если ты снял хорошее кино, то тебе дадут денег на следующее. 

Инвесторы не смотрят эти фильмы, не знают этих фестивалей, то есть подобных социальных лифтов у нас нет. Даже финалисты и победители короткометражного конкурса «Кинотавра», за редким исключением, ничего не снимают. И не стоит упрощать мою мысль — дескать, я снимал-снимал, меня никто не заметил, и я обиделся. Суть в том, что для меня, моего внутреннего движения, это оказался тупик. Заметили или не заметили, хотел или не хотел, это другой вопрос — были предложения, некоторые из них терялись, некоторые я принимал, от некоторых отказывался. Дело в том, что у меня закончились перспективы, я исчерпал эту тему. 

«Район тьмы»: русская история ужасов >>

Ну и личная усталость была от полнометражного кино, от формата, от того, что каждый фильм делается два года. Но одна из главных причин, наверное, заключалась в том, что найти путь к зрителю фестивальному кино очень тяжело. 

У нас нет проката авторского кино, дистрибьюторы не берут его, не вкладываются в рекламу, так как для них это риск — они ориентированы на развлекательный контент, который гарантированно приносит прибыль. 

С авторским кино связывается Роднянский, но и здесь расчет опять же не на Россию — все картины Звягинцева окупаются за рубежом. И я понял, что к зрителю надо искать другие пути, и веб-сериал показался кратчайшим. И дело не в каком-то абстрактном зрителе. Ты автор, ты снял кино — где-то нашел деньги, собрал команду, подобрал объекты, то есть проделал колоссальную работу. И дальше, между тобой и зрителем, стоит продюсер, дистрибьютор, кинотеатр, пресса — между режиссером, человеком искренним и любящим свою картину, и зрителем, любопытным и благодарным, то есть между людьми, тянущимися друг к другу, находится большая прослойка «профессионалов», которым — конечно, не всем — глубоко на это плевать. Сама структура завязана на извлечении прибыли. Интернет — это прямой путь. Все это — желание напрямую выйти к зрителям — натолкнуло меня на мысль о съемках веб-сериала. К тому же у нас этот формат, в отличие от остального мира, был на тот момент не изведан, и хотелось попробовать, сделать нечто, что прокрутит жернова истории нашего кино. Дело не в амбициях и в желании обязательно быть первым — если бы мы думали только об этом, то не получилось бы такого хорошего контента — а в том, что, хотите верьте, хотите нет, но душа всегда болит за российское кино. 

Веб-сериал дал ощущение, что мы в нашей стране, где кино находится в загоне, делаем классную вещь, на мировом уровне — это ощущение гордости. 

Не было сомнений и раздумий по поводу жанра? 

 

В какой форме снимать, я думал, как продюсер, а над тем, что снимать — как режиссер. Я режиссер всех серий, и, наверное, половина сценариев тоже мои. Я существую и как режиссер, и как промоутер-маркетолог, и как продюсер, и как администратор площадки, и разные решения приняты разными гранями меня. Я называю «Район тьмы» интеллектуальным хоррором, то есть хоррором, который строится не на одних пугалках и гэгах, а еще несет в себе некое содержание. 

 

Я бы вообще назвала это социальной драмой.

Да, я определяю это и как триллер, и как хоррор, и как социальную драму, мистика, ужасы — примерно такой диапазон. Разные серии тяготеют к разным жанрам. Мне это интересно как режиссеру, особенно после мрачных, тягучих фильмов, которые я снимал в формате полного метра — мне захотелось чего-то жанрового, динамичного, короткого, раскрепощенного в плане мата и насилия. Из меня все это вырвалось, я пошел во все тяжкие. 

Вырвалось, потому что интернет позволяет или по каким-то личным причинам? 

Совпало как-то органично. Я проснулся после премьеры фильма «Последняя ночь» и понял, что закончился какой-то этап, и теперь я волен войти в новый. И понял, что, во-первых, хочу в кино в большей степени развлекать зрителя, во-вторых, как человек, пересмотревший весь Netflix, хочу снимать что-нибудь пожестче, чего нет у нас — не только в веб-сериалах, а в целом. 

Я бы посоветовал всем начинающим режиссерам идти этим путем — искать не только кино, которое ты хочешь снимать, но и определенную форму и направление. 

Предлагаю продолжить мастер-класс для молодых режиссеров — расскажите, как же снять полностью независимый проект такого уровня? Откуда брать средства? Другими словами, из чего складывался бюджет «Района тьмы»? 

Все актеры снимались бесплатно — фраза, которую режиссеры обычно говорят после выхода своей первой короткометражки. Тем не менее, в случае с «Районом тьмы» — это правда, актеров уже набралось около 100 человек, они все профессионалы, многие снимаются в кино, работают в театре. За два года через «Район» прошло огромное количество человек, из тех, кто работал с самого начала, остались от силы двое, остальные сменились, не один раз. Мне, как руководителю, было очень тяжело постоянно менять команды, отпускать людей, с которыми сработался, и брать новых, учить их. Все эти люди в основном тоже работали бесплатно, монтировал я все сам, помогали дружественные звукорежиссеры, которые делали все по минимальной цене, такая же история была с цветокоррекцией. Тем не менее каждая серия стоит порядка 150 тысяч рублей, иногда больше, их всего 19 — то есть получается в целом около 3 миллионов. Так что трудно сказать, что это совсем безбюджетное кино. Хотя общий хронометраж — 3 часа, то есть два полнометражных фильма. За 3 миллиона. Это, конечно, микробюджет. Откуда брали деньги? От друзей, частных инвесторов. Неравнодушных по отношению к кино людей, у которых к тому же есть деньги — а это, конечно, редкость. 

Были ли инвесторы, которые, увидев какую-то серию или несколько эпизодов, предлагали помощь? 

Кино в интернете — это конь на лодке, вещь, которую очень сложно интегрировать. Обычное кино подразумевает кинотеатр, соответственно, определенный темпоритм, определенное качество. А интернет живет иначе — как соединить? «Район тьмы» пытался, но вообще это задача, которую еще предстоит решать, чтобы кинематографу было комфортно существовать в сети. Если говорить об инвестициях — у нас были предложения, спонсоры, был даже продакт плейсмент. Проблема в том, что дорого, а эффект не столь очевиден — даже 150 тысяч на одну серию для бизнеса много, с учетом того, что у нас нет миллионов подписчиков. Очень многие к нам тянулись, но не со всеми получилось работать. Я всегда говорю, что у нас — стартап, экспериментальное производство, которое может стать успешным, а может и не стать.

А знаете ли вы, что… 10 фактов о веб-сериалах (и не только) >>

Нужна ли веб-сериалам какая-то глобальная поддержка — если не со стороны государства, то, например, со стороны телевидения? 

В США государство поддерживает киношколы и дебютантов, это введено в систему, поэтому страна имеет самую развитую индустрию. У нас такое отсутствует, и подобная поддержка, поддержка молодых талантов,— это необходимость. А вот помогать самому формату веб-сериалов, я считаю, не нужно, он должен выживать сам. И он способен на это. Но расцветет он тогда, когда появится некая коммерция, когда веб-сериалы научаться зарабатывать каким-то образом. И если найдется такой путь — хорошо, не найдется — значит, это останется искусством энтузиастов. 

Веб-сериал — это изначально некий протест, заявка на успех. 

Дальше дело за инвесторами, продюсерами, телеканалами. Это то, к чему надо стремиться, то, что надо завоевывать, а то, когда поддержат и денег дадут, уже ничего не захочется.

Российские онлайн-кинотеатры готовы к работе с веб-сериалами >>

Вы сами недавно заявили у себя на странице в Facebook, что уходите из кино — это правда? 

Я написал про уход из кино, да, а потом вышла статья, где было написано про уход из режиссуры — так что история получилась запутанная. Попытаюсь объяснить: на данном этапе я сделал все, что хотел — и даже то, чего не хотел. Почему-то все считают, что я если я успешный режиссер, то могу быть только режиссером — а я сам по себе гораздо больше и важнее, чем моя профессия. Во-первых, в плане личных проектов я сделал все и делать больше ничего не хочу и не буду — не вижу смысла, я все доказал и себе, и всем. Во-вторых, я пока не вижу себе применения. Идти снимать телемувики и сериалы, то есть уходить в ремесло, нет желания. В-третьих, если предложат, например, $2 млн. на съемки какого-нибудь кассового блокбастер, то я, конечно, с благодарностью выслушаю, буду думать, возможно, даже соглашусь, хотя шанс очень маленький, потому что таких проектов очень мало, и все они продюсерские, режиссеров на них по сути нет — мне это не интересно. Я человек адекватный и компромиссный, но мне интересно делать то, до чего я сам дошел головой. Ну и к тому же я просто могу не быть режиссером, я устал. С 2004 года я снимал кино таким образом, без денег — и эта история точно закончилась. Я готов к тому, что я ничего больше в этой жизни не сниму, могу себе это позволить. 

Это касается даже веб-сериалов? Готовы уйти в самом начале пути, в момент зарождения этой индустрии в России? 

«Район тьмы», как проект, разросся до огромного масштаба — 19 серий по 10 минут, 3 часа экранного времени, это хватило бы на несколько мини-сериалов, вроде «Черного зеркала», у которого каждый сезон состоит их 3 серий. Во втором сезоне будет 6 серий, а что дальше — не знаю. Если придет инвестор, мы продолжим, но он не придет, так как ему нужны какие-то другие вещи, смешной, нативный контент с кучей позитивчика. Если говорить о наших зрителях, то 85% аудитории — мужчины, женщины боятся смотреть хорроры, мне часто об этом говорят. И на это надо делать поправку. Мы уходим на пике и уверены, что для веб-сериалов сделали очень много.

И у меня на это пять причин: зачем снимать веб-сериалы >>

Второй сезон «Района» еще не вышел целиком, но уже понятно, что он отличается от первого — чистой мистики в нем больше, чем присущего первому социального подтекста. Почему так? 

Возможно, это была ошибка, но мы решили, так сказать, переобуться на ходу. Второй сезон будет радикально отличаться от первого, в нем будет 6 серий, и в нем мы решили больше погрузиться в жанр. Первый был такой «достоевщиной», экзистенциальным и философским кино. Во втором сезоне мы поменяли концепцию и решили сделать несколько серий максимально жанровых — и историческое кино, и хоррор, и слэшер, и sci-fi. Мы также поняли, что нужно удешевлять процесс, делать пост-продакшен легче, поэтому даже перешли на другие камеры. Первый сезон, достаточно тяжеловесный по посылу и по тематике, люди боялись его смотреть — в интернет приходят за другим. 

То есть можно сказать, что изменение концепции в новом сезоне — это в какой-то степени ответ на зрительский запрос? 

 

Надеюсь, что да — первый сезон ведь тоже был ответом на некий запрос аудитории, мы пытались сделать этакий русский Netflix. Второй сезон — это скорее уточнение, ответ на запрос других зрителей. Есть, впрочем, вероятность, что нас не поймут те, кто привык к первому сезону — и уже есть недовольные комментарии. Может быть, стоило завершить «Район тьмы» первым сезоном, а новые серии назвать как-то по-другому. Но я подумал — поймут, не поймут, а смотреть все равно будут. 

 

Беседовала Наталия Григорьева

ЕЩЁ

Новости: Анна Цуканова-Котт и авторы «Это я» поделились секретами создания веб-контента на Realist School
05/08/2018
Новости: «Американские мастера» расскажут в сети о сильных женщинах
10/11/2017
Новости: Slow Mo Guys дали по лицу телеведущему Джеймсу Кордену
01/04/2018
Новости: Расписание первого российского веб-маркета
13/11/2018


Новости: Гильермо дель Торо снимет кукольный мюзикл «Пиноккио» для Netflix
23/10/2018
Новости: Пол У.С. Андерсон запустит сериал на YouTube
27/04/2018
Новости: Видеоблогер Меган Ринк оказалась в «Почетном списке»
16/05/2018
Новости: Mercedes-Benz сняла веб-сериал об экстремальных видах спорта в Индии
01/05/2018